ОлегСенотрусов (Москва) 19.12.2016 Рубрика: Банки

Получение кредита мошенническим путем

Моя супруга получила кредит в банке и, подделав мою подпись, сделала меня созаемщиком. При этом супруга является банковским сотрудником. О подлоге узнал только во время развода. Как ее накажут? Послужит ли это завершением карьеры в банковской системе?
Алексей Попов
Алексей Попов
Консультаций: 31

Заключение кредитного договора с банком (ст. 819 Гражданского кодекса РФ) по инициативе вашей супруги было сопряжено, очевидно, с условием подтверждения второго супруга нести ответственность по обязательствам перед банком, однако ваша супруга, подделав подпись, тем самым предоставила в банк заведомо ложные сведения о вашем волеизъявлении – согласии на получение кредита. Банк, введенный в заблуждение, принял решение выдать кредит. Рассмотрим, какие негативные последствия и в какой сфере правоотношений могут настигнуть вашу супругу.

Действительно в современном Уголовном кодексе РФ имеется ст. 159.1, предусматривающая ответственность за мошенничество в сфере кредитования, т.е. хищение денежных средств заемщиком путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных и (или) недостоверных сведений.

Однако основой состава мошенничества как преступления, предусмотренного нормой ст. 159 УК РФ и его разновидностей (ст.159.1-159.6 УК РФ), является именно хищение. Признак, отличающий его от других видов хищений (кражи, грабежа, разбоя), заключается в том, что мошенник вводит потерпевшего в заблуждение путем обмана или злоупотребления доверием, например, выдает себя за другое лицо, предъявляя поддельные документы, удостоверяющие личность, обещает потерпевшему имущество, товары, иные блага взамен передачи мошеннику материальных ценностей или денег, либо приобретает имущество путем представления поддельных документов (с поддельными подписями, печатями, замененными листами и т.п.), либо предоставляет заведомо неэквивалентное имущество в счет полученного, а затем, возможно, скрывается или уклоняется от исполнения обещанного или иных обязательств, а обманутый таким образом потерпевший добровольно вступает в отношения с мошенником, не подозревая о его преступных намерениях. При этом непременным признаком любого хищения (т.е. необходимым элементом его состава), как и мошенничества, в любой форме является умысел на завладение чужим имуществом без цели его возврата (см. п. 2, 3, 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»).

Таким образом, в ситуации подделки документов, дающих основание для получения кредитных денежных средств, необходимо также наличие умысла на хищение суммы кредита. Однако, если супруга, получив кредит, в том числе посредством подделки подписи супруга как созаемщика, выплачивает его и проценты по нему в установленном договором порядке, т.е. не уклоняется от исполнения обязательств, не скрывается, а тем более, если продолжает работать в том же банке, то состава мошенничества, предусмотренного ст. 159 или 159.1 УК РФ,  в ее действиях не усматривается, так как отсутствует такой необходимый элемент, как умысел на безвозвратное завладение денежными средствами банка – безвозмездное обращение в свою пользу полученного физическим лицом кредита, если оно не намеревалось возвращать долг или иным образом исполнять свои обязательства. То есть в действиях должника отсутствует собственно хищение в уголовно-правовом смысле.

Что касается такого вида преступления, как незаконное получение кредита, предусмотренного ст. 176 УК РФ, то и здесь не хватает формального признака, так называемого специального субъекта: если супруга не является руководителем организации, получившей кредит по поддельным документам, или предпринимателем, то она не подлежит ответственности по данной статье.

Неправомерность ее действий находится в большей степени в гражданско-правовой плоскости. Договор, не подписанный указанным в нем лицом, чья подпись подделана, не считается заключенным с таким лицом и не имеет никаких правовых последствий для него, поскольку для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух сторон (двусторонняя сделка) (п. 3 ст. 154 ГК РФ).

В отсутствие подписи лица в двусторонней сделке фактически речь идет о несоблюдении ее письменной формы. Пункт 1 ст. 160 ГК РФ так определяет письменную форму сделки: «Сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами». Согласно п. 2 ст. 162 ГК РФ в случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность. В силу ст. 820 ГК РФ несоблюдение письменной формы влечет недействительность кредитного договора. Такой договор считается ничтожным.

Иными словами, лицо, в том числе супруг, чья подпись подделана на кредитном договоре, не несет никаких обязанностей созаемщика по нему и не обязан возвращать кредит банку. К единственному заемщику – супруге, подделавшей подпись собственноручно или представившей в банк договор с вашей поддельной подписью, исполненной иным лицом, ввиду нарушения условий договора о необходимости подписи созаемщика-супруга или его письменного согласия банк вправе предъявить требование о его досрочном расторжении и возврате суммы кредита с процентами по правилам ст. 450 ГК РФ, поскольку данное нарушение может рассматриваться банком как существенное, либо вправе потребовать изменить договор с целью устранения допущенного нарушения, например, потребует от вашей супруги дополнительного обеспечения (залога) и т.п. – все это в компетенции банка, если данный работник ценен для него или банку экономически интереснее иметь исправного заемщика нежели уволенного банковского работника, вследствие чего он утратит способность обслуживать (возвращать) кредит.

Если супруга как работник банка на не очень хорошем счету или в силу выявленной фальсификации документа утратит репутацию добросовестного заемщика и сотрудника (утратит доверие), то лишь в силу этого факта даже просто уволить ее будет затруднительно, так как допущенное с ее стороны нарушение носит гражданско-правовой характер и не связано с исполнением трудовых функций, тогда как дисциплинарное взыскание по общим правилам Трудового кодекса РФ применимо в случае совершения работником проступков по месту работы и в связи с исполнением им трудовых обязанностей (ст. 192 ТК РФ). Банку в этом случае придется искать иные трудовые провинности и дисциплинарные проступки, чтобы уволить ее. Как правило, в таких случаях расторжение трудового договора происходит по соглашению сторон (ст. 78 ТК РФ). В любом случае хороших рекомендаций ей банк не даст.

Исключение составляет п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. Если работа супруги в банке непосредственно связана с обслуживанием денежных или товарных ценностей, то трудовой договор с ней может быть расторгнут, даже если виновные действия, дающие основания для утраты доверия, совершены работником вне места работы или по месту работы, но не в связи с исполнением им трудовых обязанностей, но не позднее одного года со дня обнаружения проступка работодателем (ч. 5 ст. 81 ТК РФ). Так, Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении от 17.03.2004 № 2 разъяснил, что если в предусмотренном законом порядке установлен факт совершения хищения, взяточничества и иных корыстных правонарушений, работник может быть уволен в связи с утратой к нему доверия и тогда, когда указанные действия не связаны с его работо» (абз. 2 п. 45).

Увольнение по указанной статье ТК РФ в связи с утратой доверия, как правило, негативно сказывается на дальнейшей карьере не только в банковской, но и в любой иной сфере.

Факт подделки кредитного договора одним из супругов имеет последствия для спора о разделе имущества, регулируемого нормами Гражданского  и Семейного кодексов РФ. Супруг, не подписавшийся под кредитом и/или не дававший согласия на него, вправе отказаться принимать на себя обязательства в той части, в которой ему присуждается часть совместно нажитого имущества, поскольку в силу п. 3 ст. 39 СК РФ при разделе общего имущества супругов распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям только общие долги супругов, тогда как кредит, полученный без вашего согласия, общим долгом не является.

Однако, если судом будет установлено, что все полученные кредитные средства были израсходованы на нужды семьи, например, приобретена недвижимость, где проживает или которой пользуется семья, автомобиль, мебель, бытовые приборы, иное имущество, используемое на нужды всей семьи, то обязательство по возврату кредита может быть признано общим долгом супругов, и на их общее имущество или на долю каждого при его разделе может быть обращено взыскание в порядке п. 2 ст. 45 СК РФ. Данный вывод основывается на судебном толковании совокупности вышеуказанных норм п. 3 ст. 39, п. 2 ст. 45 СК РФ и не зависит от того, подписывали ли кредитное обязательство  оба супруга или только один из них, тогда как другой, не выражая письменного согласия, пользовался как член семьи общим имуществом, приобретенным на кредитные средства (см. п. 5 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1 (2016), утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 13 апреля 2016 г.).

В указанном Обзоре судебной практики также разъяснено, что п. 2 ст. 35 СК РФ, п. 2 ст. 253 ГК РФ установлена презумпция согласия супруга на действия другого супруга по распоряжению общим имуществом. Однако положения о том, что такое согласие предполагается также в случае возникновения у одного из супругов долговых обязательств с третьими лицами, действующее законодательство не содержит.

Таким образом, если кредитные средства расходовались не на нужды семьи и один из супругов не давал своего согласия на взятие кредита (в частности, если будет установлена подделка подписи такого супруга на соответствующих документах), то обязательство по возврату кредита может быть признано только за тем супругом, чья подпись фактически содержится в кредитном договоре, в связи с чем он ответит в случае невозврата только своим имуществом (п. 1 ст. 45 СК РФ), в том числе имуществом, доставшимся ему при разделе совместно нажитого.

Более того, в этом случае есть основания утверждать, что супруга, получив кредит без вашего согласия и использовав его в своих личных целях, расходовала часть полученных в период брака доходов, составляющих по умолчанию общий семейный бюджет с момента их получения любым из супругов (ст. 34 СК РФ), на погашение процентов по нему, т.е. в ущерб интересам семьи, что дает основание вам поставить вопрос об уменьшении ее доли при разделе совместно нажитого имущества (п. 2 ст. 39 СК РФ).

Сказали спасибо:
5