А. Карамаев (Екатеринбург) 26.05.2017 Рубрика: Суды

Исключительное право на произведение без возможности дальнейшей перепродажи

ООО «А» обратилось в арбитражный суд с иском к обществу ООО «Б» о возмещении убытков, понесенных в связи с нарушением ответчиком его исключительных прав на художественный фильм. ООО «Б» представил договор, заключенный между ним и ООО «Ц», по которому были приобретены исключительные имущественные права на спорный фильм. По условиям этого договора предусматривалась передача исключительного права на распространение фильма. Из материалов дела усматривалось, что исключительное право на использование произведения ООО «Ц» само приобрело у изготовителя аудиовизуального произведения по договору, в котором отсутствовало условие о возможности передачи этого права. Как разобрать этот спор?
Кирилл Митягин
Кирилл Митягин
Консультаций: 6

Договор об отчуждении исключительного права предполагает передачу одной стороной исключительного права другой стороне в полном объеме (ст. 1234 Гражданского кодекса РФ).

Для правильного ответа на поставленный вопрос необходимо исследование конкретных условий договора между ООО «Ц» и изготовителем аудиовизуального произведения.

Представляются возможными две ситуации.

1. Договор между ООО «Ц» и изготовителем произведения содержит запрет передачи исключительного права третьему лицу.

2. Договор между ООО «Ц» и изготовителем произведения не регулирует вопрос о возможности передачи исключительного права третьему лицу.

В первой ситуации необходимо учитывать следующее.

Договор, предусматривающий отчуждение права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, но в то же время вводящий ограничения по способам использования соответствующего результата или средства либо устанавливающий срок действия этого договора, с учетом положений ст. 431 ГК РФ может быть квалифицирован судом как лицензионный договор. При отсутствии такой возможности договор подлежит признанию недействительным. Данная позиция содержится в п. 13.1 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 5, Пленума ВАС РФ № 29 от 26.03.2009 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации".

Согласно ст. 431 ГК РФ при толковании договора должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора, приняты во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон. Если при анализе данных обстоятельств можно сделать вывод о том, что стороны намеревались заключить именно лицензионный договор, то будут применяться правила ГК РФ о лицензионных договорах.

Лицензионный договор предполагает использование лицензиатом исключительного права только в тех пределах и теми способами, которые предусмотрены договором (ст. 1235 ГК РФ), передача лицензиатом права использования исключительного права другим лицам возможна только с согласия лицензиара (ст. 1238 ГК РФ).

Ранее также существовала позиция, распространенная в судебной практике, согласно которой права, переданные по авторскому договору, могут передаваться другим лицам лишь в случае, если это прямо предусмотрено договором (см., например, п. 10 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.09.1999 N 47 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением Закона Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах").

Судебная практика, возникшая после вступления в силу части четвертой ГК РФ, в основном сходится в том, что договоры, предусматривавшие отчуждение исключительного права в полном объеме, в то же время содержащие указание на передачу исключительного права на срок действия договора, запрет вступления в договоры с целью передачи третьим лицам исключительных прав и другие ограничительные условия, являются лицензионными (постановление Восемнадцатого апелляционного арбитражного суда от 09.08.2010 N 18АП-6073/2010, Определение ВАС РФ от 21.10.2010 N ВАС-14040/10).

На основании изложенного можно сделать следующие выводы.

1. Договор об отчуждении исключительных прав не может содержать какие-либо ограничения использования данных прав.

2. Такой договор может быть квалифицирован как лицензионный по ст. 431 ГК РФ. Если это невозможно (например, если стороны прямо оговорили, что договор не является лицензионным), данный договор подлежит признанию недействительным.

3. Использование исключительных прав по лицензионному договору возможно только в пределах и способами, прямо предусмотренными договором. Передача прав третьему лицу возможно только с согласия лицензиара.

Независимо от того, будет ли данный договор признан недействительным или квалифицирован как лицензионный, ООО «Ц» не обладает правом распоряжения исключительным правом на художественный фильм. Исходя из этого, договор между ООО «Б» и ООО «Ц» должен быть признан недействительным.

Во второй ситуации отсутствие условий договора, прямо запрещающих передачу исключительного права третьим лицам, должно рассматриваться как передача исключительных прав в полном объеме, в том числе как наделение стороны возможностью передачи третьим лицам права на распространение фильма.

Согласно п. 2 ст. 1233 ГК РФ к договорам о распоряжении исключительными правами применяются общие положения ГК РФ об обязательствах и о договоре. Более того, к таким договорам применимы общие положения о купле-продаже (постановление ФАС Уральского округа от 14.01.2008 N Ф09-11010/07-С6 по делу N А60-1122/2006, постановление ФАС Московского округа от 25.12.2007 N КГ-А40/13113-07 по делу N А40-20495/07-93-228).

В соответствии с п. 1 ст. 454 ГК РФ при купле-продаже предмет договора передается одной стороной другой стороне в собственность. Собственность, в свою очередь, предполагает право владения, пользования и распоряжения (п. 1 ст. 209 ГК РФ).

Упомянутое выше постановление Пленума Верховного Суда РФ № 5, Пленума ВАС РФ № 29 от 26.03.2009 указывает только на те случаи, когда договором прямо предусмотрены какие-либо ограничения способов использования исключительных прав. Следовательно, описанные в первой ситуации последствия неприменимы к тем случаям, когда договор об отчуждении исключительных прав не содержит условий о возможности передачи этих прав; в данной ситуации исключительное право передается в полном объеме, включая право распоряжения.

Таким образом, в данной ситуации ООО «Ц» обладало правом передачи исключительного права третьим лицам, а ООО «Б» приобрело исключительное право не запрещенным законом способом.

Относительно вопроса об ответственности ООО «Б».

В первой ситуации для решения вопроса об ответственности необходимо оценивать действия ООО «Б» с позиции принципа добросовестности. В соответствии с п. 1 ст. 167 ГК РФ лицо, которое знало или должно было знать об основаниях недействительности оспоримой сделки, после признания этой сделки недействительной не считается действовавшим добросовестно. Маловероятно, что ООО «Б» действовало добросовестно, разумно и с должной степенью осмотрительностью, так как договор между ООО «Ц» и изготовителем содержал запрет на передачу исключительных прав третьим лицам.

Во второй ситуации ООО «Б» обладает законным правом на использование исключительного права на художественный фильм, полученным по договору с ООО «Ц», в связи с чем может использовать данное исключительное право любым не противоречащим закону способом. В данном случае требования ООО «А» не должны подлежать удовлетворению.

Сказали спасибо:
1